Рррр
а если кто-то думает, что испанцев мало, то ничего подобного. даже своих любимых я еще не исчерпала.
Лорку можно цитировать долго-долго. мое избранное в файле потянет на отдельную книгу. я попробую выбрать из него еще раз. хочу только сказать. Лорку, как и всех испанцев, нужно читать медленно. может быть, его особенно. по слову. чуть ускоришься - и потерял, и кажется, что все это ерунда. а это просто невыносимый концентрат.

БАЛЛАДА МОРСКОЙ ВОДЫ
Перевод А. Гелескула

        Море смеется
        у края лагуны.
        Пенные зубы,
        лазурные губы...

- Девушка с бронзовой грудью,
что ты глядишь с тоскою?

- Торгую водой, сеньор мой,
водой морскою.

- Юноша с темной кровью,
что в ней шумит не смолкая?

- Это вода, сеньор мой,
вода морская.

- Мать, отчего твои слезы
льются соленой рекою?

- Плачу водой, сеньор мой,
водой морскою.

- Сердце, скажи мне, сердце, -
откуда горечь такая?

- Слишком горька, сеньор мой,
вода морская...

        А море смеется
        у края лагуны.
        Пенные зубы,
        лазурные губы.


ДЕРЕВЬЯ
Перевод М. Самаева

Деревья,
на землю из сини небес
пали вы стрелами грозными.
Кем же были пославшие вас исполины?
Может быть, звёздами?
Ваша музыка – музыка птичьей души,
божьего взора
и страсти горней.
Деревья,
сердце мое в земле
узнают ли ваши суровые корни?


ГИТАРА
Перевод М. Цветаевой

Начинается
плач гитары.
Разбивается
чаша утра.
Начинается
плач гитары.
О, не жди от неё
молчанья,
Не проси у неё
молчанья!
Неустанно
гитара плачет,
как вода по каналам – плачет,
как ветра над снегами – плачет,
не моли её о молчанье!
Так плачет закат о рассвете,
так плачет стрела без цели,
так песок раскалённый плачет
о прохладной красе камелий.
Так прощается с жизнью птица
под угрозой змеиного жала.
О гитара,
бедная жертва
пяти проворных кинжалов!


MEMENTO
Перевод И. Тыняновой

Когда умру,
схороните меня с гитарой
в речном песке.

Когда умру…
В апельсиновой роще старой,
в любом цветке.

Когда умру,
стану флюгером я на крыше,
на ветру.

Тише…
когда умру!


МОЛОДАЯ ЛУНА
Перевод М. Самаева

Луна плывёт по реке.
В безветрии звёзды теплятся.
Срезая речную рябь,
она на волне колеблется.
А молодая ветвь
её приняла за зеркальце.


ЧЕТЫРЕ ЖЁЛТЫЕ БАЛЛАДЫ
Перевод М. Самаева

IV

Среди маргариток неба
гуляю.


Почему-то святым в этот вечер
я себя представляю.
Когда молодую луну
мне дали,
я снова её отпустил
в лиловые дали.
И господь наградил меня нимбом
и розой
из розариев рая.

Среди маргариток неба
гуляю.


Вот и сейчас
иду по небесному полю.
Сердца из лукавых сетей
выпускаю на волю,
мальчишкам дарю золотые монетки,
больных исцеляю.

Среди маргариток неба
гуляю.



* * *
Перевод А. Гелескула

Хотела бы песня светом стать, -
её насквозь в темноте прорезали
нити из фосфора и луны.
Что хочется свету, он знает едва ли, -
с собою встречается он и к себе
возвращается
из опаловой дали.


* * *
Перевод А. Гелескула

Август.
Персик зарёй подсвечен,
и сквозят леденцы стрекоз.
Входит солнце в янтарный вечер,
словно косточка в абрикос.

Крепкозубый, налит початок
смехом жёлтым, как летний зной.

Снова август.
И детям сладок
смуглый хлеб со спелой луной.


НОКТЮРНЫ ИЗ ОКНА
Перевод А. Гелескула

I

Лунная вершина,
ветер по долинам.

(К ней тянусь я взглядом
медленным и длинным.)

Лунная дорожка,
ветер над луною.

(Мимолетный взгляд мой
уронил на дно я.)

Голоса двух женщин.
И воздушной бездной
от луны озерной
я иду к небесной.

II

В окно постучала полночь,
и стук её был беззвучен.

На смуглой руке блестели
браслеты речных излучин.

Рекою душа играла
под синей ночною кровлей.

А время на циферблатах
уже истекало кровью.

III

Открою ли окна,
вгляжусь в очертанья –
и лезвие бриза
скользнёт по гортани.

С его гильотины
покатятся разом
слепые надежды
обрубком безглазым.

И миг остановится,
горький, как цедра,
над креповой кистью
расцветшего ветра.


ТРИ ПОРТРЕТА С ТЕНЯМИ
Перевод М. Самаева

I
ВЕРЛЕН

Песня,
которую я не спою,
спит у меня на губах.
Песня,
которую я не спою.

Светлячком зажглась
жимолость в ночи,
и клюют росу
лунные лучи.

Я уснул и услышал мою
песню,
которую я не спою.

В ней - движенья губ
и речной воды.

В ней - часов, во тьму
канувших, следы.

Над извечным днем
свет живой звезды.

ВАКХ

Ропот зеленый нетронутой плоти.
Смоква ко мне потянулась в дремоте.

Черной пантерой напруженной тени
ждет она тень моего вдохновенья.

Хочет луна всех собак сосчитать.
Сбилась со счета, считает опять.

- Лавровый нимб мой, зеленый и пряный,
ночью и днем бередит твои раны.

Ты бы и мне всех желанней была,
если б мне сердце другое дала...

...Множась и воплем мне кровь леденя,
смоква надвинулась вдруг на меня.


II
ХУАН РАМОН ХИМЕНЕС

В далях немой белизны -
снег, тубероза и соль -
он растерял свои сны.

Путь голубиным пером
выстелен там, где одна
бродит его белизна.

Мучим мечтою, незряч,
слушает, окаменев,
внутренней дрожи напев.

Тихая ширь белизны.
Там, где прошли его сны,
раны лучится побег.

Тихая ширь белизны.
Соль, тубероза и снег.

ВЕНЕРА

Такой увидел тебя

Юна и бездыханна,
ты в раковине ложа
нагим цветком из света
извечного всплывала.

Мир, облаченный в ситец
и тени, сквозь стекло
печально созерцал
твое преображенье.

Юна и бездыханна,
со дна любви всплыла ты.
А волосы терялись
среди простынной пены.


III
ДЕБЮССИ

Тень моя скользит в реке,
молчаливая, сырая.

Из нее лягушки звезды,
как из сети, выбирают.
Тень мне дарит отражений
неподвижные предметы.

Как комар, идет - огромный,
фиолетового цвета.

Тростниковый свет сверчки
позолотой покрывают,

и, рекою отраженный,
он в груди моей всплывает.

НАРЦИСС

- Мальчик!
В речку свалишься, утонешь!

- Я на дне увидел розу
с речкой маленькой в бутоне.

Погляди! Ты видишь птицу?
Птица! Желтая какая!

Уронил глаза я в воду.
- Боже!
Отойди от края!

- ...Роза, я иду...- И волны
детский голос поглотили.

Он исчез. И тут я понял
все. Но выразить - бессилен.



* * *
Перевод М. Самаева

Проходили люди
дорогой осенней.

Уходили люди
в зелень, в зелень.
Петухов несли,
гитары - для веселья,
проходили царством,
где царило семя.
Река струила песню,
фонтан пел у дороги.
Сердце,
вздрогни!

Уходили люди
в зелень, в зелень.
И шла за ними осень
в желтых звездах.
С птицами понурыми,
с круговыми волнами,
шла, на грудь крахмальную
свесив голову.
Сердце,
смолкни, успокойся!

Проходили люди,
и шла за ними осень.


НА УШКО ДЕВУШКЕ

Ничего не сказал бы тебе.
Ничего.

Но в глаза заглянул -
и увидел два деревца шалых.

Оба - из смеха и света,
и ветер
играл их листвой.

Ничего не сказал бы тебе.
Ничего.


МАЛЕНЬКИЙ МАДРИГАЛ
Перевод А. Гелескула

Четыре граната
в саду под балконом.

(Сорви моё сердце
зеленым.)

Четыре лимона
уснут под листвою.

(И сердце моё
восковое.)

Проходят и зной и прохлада.
Пройдут –
и ни сердца,
ни сада.

@темы: испанская поэзия, Федерико Гарсиа Лорка